%Header

Российские ученые о вере и образовании

Чем человек образованнее, тем реже он верит в бога. Так, опрос ряда членов Hациональной академии наук США показал, что верующими являются лишь 7% опрошенных (Nature, 394 313, 1998). У нас в РАH, думаю, процент верующих еще ниже.

Виталий Лазаревич Гинзбург, физик-теоретик, астрофизик, академик РАН по Отделению общей и прикладной физики, нобелевский лауреат
(из интервью Е.К. Смирнову, альманах "До востребования", 25/03/1999)

Мы ... считаем большую приверженность части гуманитариев к религии в значительной мере следствием их односторонней образованности. Разумеется, они знакомы с поэзией серебряного века и, часто, с личной жизнью его героев. Они ответят и на множество "тонких" вопросов вроде "феномена Черубины де Габриак". Но вот на вопрос о причинах смены времен года на Земле мы сплошь и рядом получали такие ответы: не знаю, либо — смена сезонов результат изменения расстояния между Землей и Солнцем. Между тем правильный ответ (наклон оси вращения Земли относительно плоскости земной орбиты) известен уже 500 лет (!). Любой гуманитарий сочтет, и с полным основанием, необразованным человека, не читавшего Пушкина или Льва Толстого. Так и мы не можем считать образованными людей, не знакомых даже с азами современного научного естествознания.

Виталий Лазаревич Гинзбург
Евгений Львович Фейнберг, специалист в области физики космических лучей, нейтронной физики, радиофизики, академик РАН по Отделению ядерной физики
(из статьи "Об атеизме, материализме и религии", журнал "Здравый смысл" № 9 54, 1998)

То обстоятельство, что верующих еще много, объясняется, в первую очередь, тем, что огромное большинство из 6 млрд. людей, обитающих на Земле, необразованны и далеки от науки. Видеть летающие самолеты, слушать радио и смотреть телевизор – еще недостаточно для того, чтобы приобщиться к современной цивилизации. К тому же даже так называемая гуманитарная интеллигенция, в общем, образована весьма односторонне, и ее представители в отношении естественнонаучных знаний нередко еще находятся на средневековом уровне. Последнее утверждение неплохо иллюстрируется тем фактом, что на вопрос о причине смены времен года сплошь и рядом дают неверный ответ. Слой же широко образованных людей очень тонок. Так, любопытно, что опрос, произведенный в 1996 г. в США среди людей, считающихся по некоему реестру учеными, привел к такому выводу: число верующих составляет около 40% опрошенных (Nature 386 435, 1997). В то же время (точнее, в 1998 г.) среди опрошенных членов Национальной академии наук США верующими назвали себя уже только 7% (Nature 394 313, 1998).

Виталий Лазаревич Гинзбург
(из статьи "Разум и вера", Вестник РАН, том 69, № 6, с. 546-552, 1999 г.)

Какие-то люди, безусловно, являются религиозными и в среде ученых. Однако среди крупных физиков, моих учителей, мне таких встречать не приходилось. По сути, все наши знаменитые физики советского времени были атеистами, причем убежденными атеистами, - например, академик Тамм, академик Леонтович, который говорил, что он просто не понимает, как ученый может быть верующим. Но, естественно, не только физики в Советском Союзе были так настроены. Скажем, академик Иван Павлов, вопреки широко распространяемому мифу о его православности, был совершенным атеистом. Об этом свидетельствуют воспоминания его близкой соратницы профессора М. Петровой, недавно опубликованные. Она пишет, что будучи сам неверующим, но признавая для слабых потребность в религии, Иван Петрович по просьбе окружающих не раз писал письма в защиту гонимого духовенства.

Евгений Львович Фейнберг
(из интервью А. Щёву, журнал "Новый безбожник", № 2)

При обсуждении вопросов религии важно отличать человека, верующего в довольно абстрактном смысле в существование Бога, т. е. в нечто существующее за пределами природы (например, деистов), от людей религиозных, скажем, теистов, придерживающихся определенного вероучения, считающих священными Библию или Коран. Между тем деист признает Бога как мировой разум, создавший природу и давший ей законы и движение, но (в отличие от теиста) отвергает дальнейшее вмешательство Бога в самодвижение природы и не допускает иных путей к познанию Бога, кроме разума.

Отношение к религии (теизму) и вере в Бога типа деизма у меня, во всяком случае, совершенно разное. Религию, включающую в себя веру в чудеса, я считаю, с одной нижеследующей важной оговоркой, не отличающейся от лженауки. Религиозные чудеса (т. е. мнимые факты и утверждения, не допускающие проверки и, вообще говоря, противоречащие научным данным) типа непорочного зачатия, воскрешения из мертвых, существования рая и ада и т. п., имеют "астрологический статус". Поэтому и вера в них несовместима с наукой, с разумом. Религиозные чудеса в какой-то мере невинны - вера в них, вообще говоря, не приносит особого вреда.

Главное же, религия в большинстве случаев призывает к добру, формулирует известные всем заповеди, зовущие и к вполне позитивным нормам поведения. Вместе с тем, просто абсурдно излюбленное многими утверждение, что "если Бога нет, то все дозволено". Из чего следует, что атеизм в какой-то мере оправдывает убийство, воровство и т. п.? Религия, да и то не всякая и не всегда, действительно, как сказано, призывает к соблюдению известных этических норм. Но это, конечно, отнюдь не является ее монополией и не может служить доводом против атеистических взглядов. Достаточно сказать, что и сегодня, как и неоднократно в прошлом, под знаменем религии совершаются дикие преступления - я имею в виду хотя бы террор палестинских (мусульманских) шахидов.

Итак, религия - это пережиток научного невежества. Но задача атеистов состоит не в борьбе с религией, а в просвещении и, скажем, разъяснении всей несостоятельности креационизма (псевдо-учения, отрицающего эволюцию в биологии и вообще современную науку преимущественно путем ссылок на справедливость библейских легенд).

С развитием науки фигурирующие в религиозных текстах чудеса представляются либо явно нереальными, либо все более и более сомнительными, чтобы не сказать больше. Если же речь идет о представлениях типа деизма, то об их развитии также практически говорить не приходится. Наука в каждый данный момент не отвечает, конечно, на все вопросы, но она, как уже было подчеркнуто, непрерывно развивается. Привлечение же Бога в качестве ответа на нерешенные проблемы (например, на механизм возникновения жизни) - это просто сведение одного неизвестного к другому неизвестному, называемому Богом. У меня нет сведений ни о каком реальном позитивном достижении в познании природы, в том числе и в познании человека, полученном путем так называемого Откровения или в результате каких-либо религиозных размышлений.

Несомненно, Библия остается и навсегда останется важным историческим и художественным произведением. Но с развитием науки тексты подобного рода утратили свой статус "священных". Тот факт, что многие миллионы людей все еще религиозны, есть результат необразованности широких масс. Достаточно сказать, что сегодня на земном шаре около миллиарда человек, т. е. примерно шестая часть всего населения, не умеют читать и писать. А среди тех, кто это умеет, подавляющее большинство не знакомы с азами современных физики и биологии. Их вера в Бога вполне аналогична вере в гороскопы. Человечеству, если оно справится с угрозой террористов, пытающихся воспользоваться оружием массового уничтожения, придется пройти еще очень большой путь, прежде чем для религии не останется места в обществе.

Виталий Лазаревич Гинзбург
("Несколько замечаний об атеизме, религии и еврейском национальном чувстве", Газета "Вести", приложение "Окна", 15 апреля 2004 г.)

мы в социальных сетях