вступить в организацию
Все религии основаны на том, что большинство людей боится смерти, а меньшинство - ловко использует этот страх.

Великий ученый атеист – Иван Владимирович Мичурин

   Один из великих атеистов – выдающийся ученый-биолог, великий преобразователь природы, труды которого положили начало новому этапу в развитии дарвинизма, -  Иван Владимирович   Мичурин.

   Ученый атеист родился в 1855 г. в де­ревне Долгое, Пронского уезда, Рязанской области. Окончив уездное училище, он поступил в Рязанскую гимназию, которую ему так и не довелось окончить. Он был исключен за «непочтительность к начальству». Так закончилось школьное образование Мичурина. Его университетами стала сама жизнь.

   В 1872 г. Мичурин поселился в Козлове, захолустном городишке, на­звание которого можно было отыскать на географических картах только очень крупного масштаба.  На крохотном участке земли за домом, где он жил, Мичурин заложил сад, в котором начал выращивать плодовые деревья из от­борных семян. Первые опыты были робкими, не хватало знаний и средств. Мичурин до глубокой ночи работал в саду, подвесив на ветку «летучую мышь», а после этого при тусклом свете керосиновой лампы проводил многие часы за журналами и книгами. Месяц за месяцем откладывал он по рублю, чтобы скопить деньги на покупку участка земли.

   Один, без помощников, этот человек взялся за, казалось бы, непосильный труд – изменить природу расте­ния. Он сам называл себя «незаметным отшельником экспериментально­го садоводства в царской России». Этот великий отшельник вынашивал смелую идею – идею акклиматизации растения. Поставил перед собой задачу получить в Козлове, городе, расположенном в центральной поло­се России, такие сорта плодовых деревьев, которые здесь никогда не произрастали.

   Сама по себе идея акклиматизации плодовых деревьев была не но­ва. Попытки изменить наследственность южных сортов плодовых деревь­ев предпринимались и до Мичурина, но все они заканчивались неудачей. Мичурин начал смелый поиск.

   Несколько лет работы, и успех пришел к садоводу из города Коз­лова. Он показал, что скрещивание более отдаленных географических форм растений приводит к тому, что полу­чающиеся при этом гибриды имеют ослабленную наследственность, их наследственные признаки малоустойчивы, а, следовательно, они могут легче приспособиться к новым условиям жизни, к более суровому кли­мату, к иной почве.

   Мичурин скрещивал между собой самые различные растения, напри­мер, дыню и тыкву, персик и миндаль, малину и землянику, рябину и грушу. Он ввел в культуру средней полосы России такие виды пло­довых деревьев, которые здесь никогда не произрастали, например, абрикос.
 

   Работы Мичурина не только не встретили поддержки в царской Рос­сии, но, напротив, великий садовник должен был преодолевать проти­водействие местных чиновников, отражать нападки служителей религии. «Вся дорога моя до революции была выстлана осмеянием, пренебреже­нием, забвением, – писал Мичурин. – До революции мой слух всегда оскорблялся невежественным суждением о ненужности моих работ, о том, что все мои работы – это «затеи», «чепуха». Чиновники из депар­тамента кричали на меня: «Не сметь!» Казенные ученые объявляли мои гибриды «незаконнорожденными». Попы грозили: «Не кощунствуй! Не превращай божьего сада в дом терпимости!» (так характеризовалась гибридизация)».

   Труд Мичурина был настоящим подвигом. Большую часть жизни спутником великого ученого была ужасающая нищета. Но никакие ли­шения не могли сломить его волю и желание   достигнуть намеченной цели.

   Мичурин верил, что правда восторжествует, и наступит день, когда над Россией взойдет заря свободы, и тогда его труд, до конца отданный родной стране и родному народу, получит заслуженную оценку. И такой день    пришел.

   Когда в России победила революция, Советское государство приняло питомник в свое веде­ние, назначило Мичурина его заведующим, выделило необходимые сред­ства, оборудование и  сотрудников для ведения  научной работы.

   Опыты Мичурина явились практическим опровержением религиозных вымыслов о живой природе, якобы созданной богом, ярким доказательством того, что человек сам может стать творцом природы, изменять живой мир, управлять жизнью более искусно и изоб­ретательно, чем  сама  природа.


 

мы в социальных сетях